Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Каменная летопись автора памятника Екатерине II - скульптора Станислава Чижа

chiz03


Как я уже сообщала в предыдущем материале, 230 лет назад, в апреле 1783 года, увидел свет Манифест Екатерины Второй о присоединении Крыма к России - первый шаг к основанию Севастополя - будущего южного военно-морского форпоста России. В 2008 году в ознаменование 225-летия Севастополя в торжественной обстановке был открыт памятник Екатерине Великой.
Моя сестра Людмила Бурахина сразу же поинтересовалась, кто автор памятника.
Спасибо, Люся, за вопрос. Автор - скульптор Станислав Александрович Чиж, который, к сожалению, скончался в мае 2008 года на 73-м году жизни и не дожил до установки памятника императрице считанные дни.
В 2007 году он был удостоен звания "Почетный гражданин Севастополя". Я присутствовала на том заседании общественной комиссии.

Кандидатуру скульптора Станислава Чижа представил Фонд культуры и истории имени писателя Геннадия Черкашина - уроженца Севастополя, а также объединенный русский культурно-исторический центр «Отечество», Союз творческой интеллигенции Севастополя, профессорско-преподавательский коллектив Межрегиональной академии управления персоналом, Балаклавский районный совет (от имени общественности Балаклавы) и другие.
Кто из севастопольцев не видел на побережье Южной бухты замечательный памятник «Мужеству, стойкости, верности комсомольской» – матроса, солдата и девушку-санинструктора, в едином порыве устремившихся навстречу врагу, чтобы защитить Севастополь в огненные сороковые. В начале 60-х годов XX века конкурс на лучший проект этого памятника неожиданно для многих маститых зодчих выиграл молодой скульптор Станислав Чиж, не столь давно отслуживший действительную срочную службу на Черноморском флоте. Более того, он представил на республиканский совет по монументальной скульптуре… тринадцать вариантов эскизных проектов, из которых и был выбран наилучший.


chiz01


Впрочем, победу можно считать закономерной, ведь еще в 1955 году, правда, не в Севастополе, начинающий скульптор удостоился на конкурсном проекте второй премии за скульптурный портрет Николая Островского.
С тех пор минуло более полувека. На протяжении этого времени в Севастополе не было другого скульптора, чье творчество так полноценно и целенаправленно было посвящено городу-герою, его героическому прошлому, настоящему, воспитанию гражданственности и духовной любви к нашей древней земле.
Высокохудожественный бюст адмиралу Ф.Ф. Ушакову стал визитной карточкой площади, носящей имя прославленного флотоводца. На Историческом бульваре фасад здания панорамы «Оборона Севастополя 1854 – 1855 годов» в 70-е годы был дополнен поясом из бюстов героев легендарной эпопеи, из которых Станислав Чиж увековечил матросов Петра Кошку и Игнатия Шевченко, генерала С. Хрулева и штабс-капитана А. Мельникова.
На Приморском бульваре у здания Института биологии Южных морей Станислав Чиж столь же впечатляюще воссоздал в мраморе и граните образ выдающегося ученого академика А.О. Ковалевского, а неподалеку, на побережье Артиллерийской бухты – памятный знак в честь эскадры Федота Клокачева, вошедшей в Ахтиарскую бухту 13 мая 1783 года.
В череде мемориальных обозначений на улице Героев Севастополя с 80-е годов особо выделяется памятник витязям черноморских глубин – героям-подводникам огненных сороковых.
Целый комплекс работ С. Чижа сложился на кладбище Коммунаров: памятники погибшим морякам учебного судна «Прут» и линкора «Новороссийск», борцам севастопольского подполья. Здесь же – памятники-бюсты командующим Черноморским флотом адмиралам Ф. Октябрьскому и С. Чурсину, вице-адмиралу И. Рудневу, контр-адмиралу З. Еремееву, профессору В. Водяницкому, Герою Социалистического Труда Н. Музыке, ректору Севастопольского Национального технического университета М. Лавриненко, писателю Г. Черкашину и мэру города-героя Б. Кучеру.
Станислав Чиж стал автором практически всех открытых в Севастополе мемориальных досок, в том числе военачальникам – генералам И. Петрову, И. Жилину, Н. Острякову, маршалу Р. Малиновскому, адмиралам Ф. Октябрьскому и И. Юмашеву, деятелям искусства – поэту Анне Ахматовой, композитору Борису Боголепову, художнику Владимиру Озерникову и другим.
Есть работы скульптора и в фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя, Севастопольского художественного музея имени М.П. Крошицкого.
Имя Станислава Чижа хорошо известно и в Крыму (достаточно вспомнить памятную доску художнику А. Куинджи в Алупке), в Херсоне и Киеве (интересно, кстати, уцелела ли в Историческом музее украинской столицы трехфигурная композиция 1957 года «Подарок Украине от Черноморского флота»?).
Есть работы севастопольского скульптора в ближнем и дальнем зарубежье: во Владивостоке – памятник Герою Советского Союза адмиралу флота Советского Союза Н.Г. Кузнецову, в Новороссийске – памятник-бюст дважды Герою Советского Союза адмиралу флота С.Г. Горшкову. На Новодевичьем кладбище Москвы и в тунисской Бизерте воплотилась в гранит память о командующем русской эскадрой контр-адмирале Е. Беренсе. В болгарской Варне установлен памятник подводникам лодки Щ-211.
Корифей, по праву удостоенный звания народного художника Украины, не почивал на лаврах. Его отличали взыскательность, тщательное изучение фактического материала и – гостеприимство, с каким он встречал любого посетителя в своей авторской мастерской, увлеченно рассказывал о новых задумках.
Меня, например, в свое время особо порадовал такой факт. Когда несколько лет назад командование Черноморского флота вышло с инициативой увековечения Екатерины II как основательницы Севастополя, именно Станислав Александрович Чиж первым с энтузиазмом взялся за проект будущего памятника. Помню, как видела в мастерской гипсовый макет: на постаменте (в виде исторической «екатерининской мили») императрица держит в руке документ в виде свитка – Указ об основании Севастополя. Сам же скульптор с гордостью говорил, что считает работу над этим памятником большой честью.

Ольга СИГАЧЕВА.

Выставка в Севастопольском художественном музее. Букет гвоздик под якорями





























Выставки
БУКЕТ ГВОЗДИК ПОД ЯКОРЯМИ

Реально ли вдруг оказаться на уютном побережье Балаклавы, которая и в 60-е годы прошлого века еще бережно хранила облик, запечатленный в «Листригонах» Куприна? Затем столь же непостижимым образом перенестись на мыс Хрустальный, тоже еще не изуродованный нынешними многоэтажными монстрами, и полюбоваться маленькими домиками на скалистом откосе и яликами у причала. Прокатиться на трамвайчике по заснеженным улицам Севастополя, а в следующее мгновение проникнуться настроением ранней весны, глядя на пробуждающийся город в утренней голубой дымке или на цветущий миндаль…
Это путешествие во времени и пространстве оказалось возможным на очередной фондовой выставке, открывшейся в художественном музее имени М.П. Крошицкого.
Выставка называется «Памяти севастопольских художников». На небольших листовках, напоминающих фрагмент газетной страницы, тридцать одна фамилия мастеров живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, которых, к сожалению, уже нет с нами. Одни ушли из жизни в 70-80-е годы прошлого века, другие – совсем недавно.
С почтением и восхищением их талантом говорила о них на открытии выставки директор музея Наталья Бендюкова. Художники-ветераны Анатолий Иванович Сухоруких и Анатолий Федорович Шорохов тепло вспоминали о личных встречах и дружбе с ними, сетовали на то, что работы доступны согражданам лишь на выставках – редких и мимолетных из-за катастрофического дефицита экспозиционных площадей музея. А так хочется, чтобы они экспонировались постоянно, как в Одессе, Херсоне и других регионах страны.
Время неумолимо. Но жизнь художника не измеряется прожитым им сроком земного бытия, а, можно сказать, продолжается бесконечно. Ведь мастер оставляет в своих творениях частицу души. По реакции гостей музея чувствовалось, что остановленные кистью мгновения продолжают волновать и восхищать любителей изобразительного искусства. Поэтому выставка-реквием воспринималась как жизнеутверждающая.
Личная судьба каждого художника неповторима. Но вдохновение Севастополем было общим для всех.
Зал смог вместить только 97 произведений (в основном живописных работ) – небольшую часть богатейшего творческого наследия, сосредоточенного в фондах музея.
Для куратора выставки искусствоведа Светланы Ткаченко это был первый серьезный опыт экспозиционной деятельности. Она сумела выбрать наиболее характерные произведения, которые при всей яркой индивидуальности в комплексе составили впечатляющий портрет Севастополя и его окрестностей.
Нельзя не задержаться у картины Анатолия Москаленко «Мой город», на которой запечатлен хорошо знакомый спуск к железнодорожному вокзалу с открывающейся панорамой Южной бухты и строем кораблей ранней весной. А вот эта же бухта на полотне «Севастополь зимой», и заснеженное побережье придает ей особое очарование.
Замечательная творческая перекличка с «Первым снегом» Михаила Афанасьева! Запечатлев тоненький белоснежный коврик, Михаил Андреевич словно напоминает нам, что снег в Севастополе – событие не столь частое, потому и долгожданное. А настоящее чудо – это «Миндаль в цвету» на исходе зимы…
Потрясающая гамма нежных оттенков красок предстает и на этюде Юрия Севрюженко, и картина, кажется, дышит…
«Мыс Фиолент. Пасмурно». Но, как известно, у природы нет плохой погоды, что подтверждает своей уникальной работой Илья Щиголь. Придите и убедитесь: такого загадочного Фиолента вы еще не видели никогда.
Так же, как фрагмент Ласпинского побережья, запечатленный Евгением Кольченко на картине «Дубы. Ласпи». Или «Февраль в Учкуевке» Натальи Василенко.
Михаил Павлович Крошицкий – целая эпоха жизни музея. Ведь именно он еще в довоенные годы формировал картинную галерею в Севастополе. А в огненные сороковые в последние дни обороны сумел вывезти коллекцию из осажденного города, охранял шедевры в длительной эвакуации, а после войны вернул их Севастополю и воссоздал художественную сокровищницу. Сам же продолжал заниматься творчеством, проявив себя и как талантливый художник-маринист, о чем свидетельствует представленная на выставке картина «Мертвая зыбь».
Рядом – автопортрет Геннадия Брусенцова. Под ним одна из лучших картин Геннадия Яковлевича – «Ноябрьский Севастополь», где даже в туманный день поздней осени перед нами предстает стройная колонна моряков в торжественном величии на зеркальной от дождя брусчатке Корабельного спуска.
Небольшая экспозиция картин с автографом «Художник Май» – замечательные разноплановые работы Мая Филипповича Чухланцева: натюрморты с бумажными корабликами, мидиями и самый впечатляющий из них – «Солдатский хлеб». А еще акварель, запечатлевшая набережную Корнилова 60-х годов.
Глубоким философским смыслом проникнуты картины Геннадия Арефьева «Сарганы. Красные стулья», «Голубое утро Севастополя», «Балаклава», «Мыс Хрустальный». И особенно «Поэма про море», где темно-синяя штормовая волна подняла со дна и прибила к берегу крупный старый корабельный якорь – самую впечатляющую визитку корабля, символ памяти. Ведь со времен античности до наших дней именно якорь многое может поведать о корабле, которого давно уже нет: о дате и месте постройки, габаритах и водоизмещении, а по положению якоря на морском дне можно даже восстановить в деталях, как корабль встретил свой последний час в шторме или сражении.
Наверное, об этом думал и Евгений Кольченко, создавая картину «Ржавые якоря».
Удивительная, прямо-таки мистическая ассоциация-перекличка с творчеством Александра Грина прослеживается на полотнах Зиновия Филиппова «Балаклава», «Красный спуск». Запечатлел Зиновий Иванович и самого писателя – рыцаря мечты, романтики и моря на картине «Александр Грин». Привлекает внимание и «Зурбаган», в котором очень узнаваем прототип главного города «Гринландии» – Севастополь. Бухта, вдоль побережья которой амфитеатром поднимаются улицы. В центре одной из них – фонтан, тенты для отдыхающих. На переднем плане – отель «Зурбаган», близ которого в открытом павильоне-ротонде группа людей ведет оживленную заинтересованную беседу.
–А вы присмотритесь к персонажам, – загадочно улыбнувшись, предложила заместитель директора музея по научной работе Людмила Смирнова.
Надо же! На переднем плане – Марина Цветаева, Александр Грин, Константин Богаевский и Максимилиан Волошин! А рядом с ними севастопольские художники Геннадий Арефьев и Зиновий Филиппов, тоже оказавшиеся своими в этой дружной компании.
Замечательным дополнением к живописным работам стали скульптурные композиции, посвященные героям обороны 1941-1942 годов: «Разлука» Ольги Миньковой и «Затишье» Станислава Чижа.
Покидая опустевший зал, уже с порога я оглянулась назад. И обратила внимание, что кто-то положил на пол под картину Евгения Кольченко «Ржавые якоря» букет красных гвоздик. Как символ живой памяти и знак преклонения перед художниками, которые, уйдя в вечность, своим творчеством навсегда остались с нами.
Выставка продлится всего до 15 апреля. Спешите ее увидеть!

Ольга СИГАЧЕВА.
Фото автора.