Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

"Седьмой грех". Премьера спектакля в Севастопольском театре им. А.В. Луначарского




Впечатление

Жизнь… и миг в блеске лезвия бритвы

Когда я рассказала о предпремьерном показе спектакля «Седьмой грех» (по пьесе А.В. Луначарского «Королевский брадобрей») театра имени А.В. Луначарского одной из приятельниц – любительниц классической драматургии, она сразу же вспомнила о том же «Королевском брадобрее»… полувековой давности. Ее, школьницу, на взрослый спектакль родители, понятно, не взяли, но она помнит их рассказ о спектакле, игре актеров классической театральной школы.
Нынешние зрители, с кем довелось побеседовать, вынесли из уютного зала аналогичные впечатления. Убедились в правоте заслуженных артистов Украины Николая Карпенко и Евгения Журавкина, которые до открытия занавеса в кратком интервью телевизионщикам подчеркнули, что нынешняя постановка – дань уважения тем давним традициям.
«Дядя Коля», как называют корифея севастопольской сцены молодые актеры, и Евгений Журавкин выступили и режиссерами спектакля – в классической трактовке. Новации, на мой взгляд, проявились в стремительном и динамичном развитии действия, а также в акцентировании внимания на личности главного героя – правителя условного феодального государства XV века короля Дагобера-Крюэля и мотивов его поступков – отсюда новое название постановки.
Можно пресытиться едой, стать равнодушным к деньгам и драгоценностям, если поток денег не иссякает, а сокровищница пополняется. И только власть – такая вещь, что чем больше ее имеешь, тем больше ее хочется, а хочется все больше и больше, и крепнет уверенность в том, что можно безнаказанно делать все, что хочется. «Всякая власть развращает; аб¬со¬лют¬ная власть раз¬враща¬ет аб¬со¬лют¬но», – констатировал бри¬тан¬ский ис¬торик и поли¬ти¬к лорд Ак¬тон в 1887 году, и эти слова актуальны на все времена.
Король Дагобер-Крюэль (Николай Карпенко) решает жениться на собственной дочери принцессе Бланке, требуя, чтобы их обвенчал «в соборе, при стечении народа» сам архиепископ – в пику как церковным канонам, так и общечеловеческой морали. Ответ на вопрос: «Закон ли есть властитель государя, иль государь творит закон?» для диктатора очевиден: «Добро, чего хотим мы, а зло все то, что нам мешает», и «горе тому, кто станет поперек пути, который воля сильного избрала». Но, скорее всего, экстравагантный поступок – не просто самодурство и повод в очередной раз убедиться во вседозволенности и безграничности своей власти в бренном мире, а отчаянная попытка на закате жизни бросить вызов самому Богу, наивно пытаясь отсрочить уход в небытие…
Но как быть с общественным мнением? Средневековье – это все же не толерантный XXI век. Пробным камнем становится беседа с начальником стражи Чаусером (Евгений Чернорай): согласен ли бравый шотландец претворить в жизнь, скажем, такой королевский приказ: «…мощи всех святых повынуть, суп из них сварить, и супом кормить собак, да кошек, да прелатов». Кошмарная причуда властелина изумляет даже видавшего виды за долгие годы службы придворного брадобрея и шута Аристида (Евгений Журавкин). Чаусер тоже поначалу ужасается запредельному кощунству, но… после обещания получить герцогство «с десятком замков, сотнею селений» (не реального дара, а всего лишь обещания!) и опасливого уточнения, что грех на душу всецело примет государь, решительно отвечает: «Тогда готов я!». Но пока король приказывает Чаусеру всего лишь арестовать несостоявшегося жениха Бланки графа Евстафия (Александр Аккуратов) и заточить его в крепость.
На верховном совете представители государственной элиты поначалу тоже возмущаются грядущим браком короля. Снисходительно выслушав негодующего Герцога (заслуженный артист Украины Юрий Корнишин), дипломатичного Канцлера (Алексей Красноженюк) и лукавого Архиепископа (заслуженный артист Украины Андрей Бронников), король с саркастической улыбкой предлагает им дилемму – два эдикта, один из которых фактически обрекает имущие классы на разорение и смерть, а второй сохраняет статус-кво прав и привилегий.
И от категорического неприятия («об исполнении желанья преступного не может быть и речи», «ужели церковь я унижу?.. рискну ль я, чтоб народ наш христианский меня каменьями побил?») высокое собрание безоговорочно дает добро на кощунственный брак. Да уж, неприкрытые шкурные интересы и продажность вкупе с собачьей преданностью к действующему монарху – неотъемлемые атрибуты правительственных элит. Независимо от того, какое на дворе тысячелетье.
Такое откровенное хамелеонство до глубины души изумляет только одного человека, скромно стоявшего в стороне во время бурной дискуссии – мэра столицы Сьера Этьена (заслуженный артист АР Крым Илья Спинов), единственного представителя народа. Он не может скрыть возмущения, переходящего в праведный гнев, и бесстрашно называет вещи своими именами: «Где я присутствовал, несчастный? Свершали ль пир грабители при мне, враги ли государства совещались?.. Внизу народ наивно полагает, что государь, пред Богом предстоя, о том лишь думает, чтобы народу жилось вольнее… Предо мною снял Король венец, украшенный крестом, и показал себя лишь атаманом надменной шайки!.. Вы, дворяне, девицу предали на поруганье распутному, безумному отцу, вы брата предали – за что же? – за наживу! Кинул Вам, словно псам, кусок, подачку тот, кто должен быть для всех заступником, и радостно, поспешно на все, на все вы согласились! Смотрите – отрясаю прах от ног и ухожу с совета нечестивых! Личины я сорву! Господь свидетель – ратуша ударит в свои колокола… И каждый ржавый меч блеснет вам молнией в руках народных!».
Увы… За отчаянный протест мэр сразу же поплатился жизнью.
А для народа хитроумный архиепископ придумал гениальный ход – подключил к формированию общественного мнения сестру Доротею (Ирина Демидкина) – монахиню-отшельницу с богатейшим воображением, незаурядным актерским талантом и редкой понятливостью – достаточно только намека, какое именно откровение она должна получить «с небес». И Доротея убеждает народ, что Бланка якобы не дочь короля. Куда до нее политтехнологам наших дней…
На мой взгляд, режиссеры предоставили актерам возможность в полной мере проявить талант и творческий подход. Все актеры убедительны в сценических образах, а Доротея и Бланка (ее роль исполняют две актрисы – Светлана Глинка и Наталья Романычева, каждая по-разному) к тому же восхитительны!
После отчаянной попытки бунта несчастная Бланка, вкусив зелье, приготовленное Аристидом, превращается в безвольную куклу.
Торжествующий король готовится к свадьбе. Портной (Владимир Крючков) облачает его в парадные одежды, а брадобрей Аристид подобострастно наклоняется к его лицу с наточенной бритвой в руке.
Но не зря говорят, что зло возвращается бумерангом. Карающей десницей нежданно-негаданно становится рука Аристида. Миг – и поверженный король падает к подножию трона. Придворный шут после долгих лет унижений решил стать властелином хоть на этот миг…
…Последний раз я была в главном городском театре в позапрошлом году, и спектакль «Комплимент от двух друзей» оставил противоречивые впечатления, о чем тогда и написала: «Весьма нежелательно, чтобы будущие творческие работы ограничились лишь мюзиклами и опереттами. Потому что не хотелось бы потерять академический драматический театр. Будучи реалистом с оптимистическим уклоном, я все же хочу верить, что драмтеатру с его традициями и золотым фондом – творческим потенциалом актеров – жить!».
К счастью, не ошиблась.

Ольга СИГАЧЕВА.

От "Конька-горбунка" до "Собаки Баскервилей": Московский детский театр теней в Севастополе

DSC06185


От «Конька-горбунка»… до «Собаки Баскервилей»
(волшебные тайны Театра теней)

Не правда ли, само по себе слово «теневой» не вызывает положительных ассоциаций (достаточно вспомнить пресловутую «теневую экономику»)?
И вдруг…
– Восторг! Волшебство, от которого радуются сердце и душа! – так одна из актрис Севастопольского театра для детей и молодежи оценила спектакли Московского детского театра теней.
Эти слова прозвучали на пресс-конференции, состоявшейся 9 октября на сцене ТБМ, где с потрясающим успехом проходили гастроли уникального столичного творческого коллектива.
Открывая пресс-конференцию, художественный руководитель ТБМ Людмила Оршанская подчеркнула, что в нынешнем году, объявленном в России годом культуры, ТБМ побывал на крупномасштабном всероссийском творческом форуме, затем благодаря Союзу театральных деятелей России и департаменту культуры правительства Москвы в рамках международного детского фестиваля «Гаврош» показал в столице спектакль «Сказочки на лавочке».
Ответным визитом стали гастроли в Севастополь Московского детского театра теней.
Руководитель театра Маргарита Модестова, ее заместитель Ольга Смирнова, артисты Андрей Платонов, Виктор Скрябин и другие рассказали о своем творческом коллективе.
Этот эксклюзивный вид театральной деятельности родился еще в 1937 году по инициативе группы энтузиастов. Долгое время коллектив был творческим объединением при Москонцерте, и только в 1989 году обрел статус театра.
В работе используются куклы не только традиционного китайского театра теней с тысячелетними традициями (многоцветные, на тонких палочках), но и русские куклы – теневые (с четким силуэтом), а также объемные, перчаточные, тростевые, планшетные…
Этот синтетический метод впервые был применен в 1963 году в постановке «Айболит». С тех пор он, став талисманом театра, вот уже более полувека идет с неизменными аншлагами.
А всего в репертуаре 16 спектаклей. В основном детские, но есть и вечерний для взрослых «Последний день Казановы» – по стихотворному циклу Марины Цветаевой.
В Первомайском районе столицы (численностью 400 тысяч человек – чуть больше, чем в Севастополе), где базируется театр, уже выросло не одно поколение преданных зрителей.
В неделю идет четыре спектакля, в остальные дни – репетиции.
Кукол изготавливают профессиональные мастера-бутафоры. Но сценический образ их творения (и, соответственно, успех) полностью зависит от актера (или нескольких – например, Конька-горбунка «ведут» два человека, удава – не менее восьми), а также от работников постановочной части, монтировщиков. Так что действо за сценой не уступит по зрелищности сценическому…
Кстати, подчеркнула Маргарита Модестова, именно благодаря слаженному коллективному творчеству «нас хорошо видно и слышно и на последних рядах».
Работа актеров театра теней – творческий труд с нелегкой физической составляющей. Не случайно они уходят на пенсию после 25 лет работы, как артисты балета.
Преемственность осуществляется благодаря театральным вузам и училищам Санкт-Петербурга, Ярославля, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, где есть профильные «кукольные» отделения.
Прозвучал вопрос о гастролях. Самые дальние состоялись на Кубу еще в 1989 году.
В 90-е годы театр побывал в Риге. Знают актеров в Нижнем Новгороде, Твери, Новосибирске, Иваново, Североморске, Донецке. В дальнем зарубежье театр дошел до Берлина.
Нынешний приезд в российский Севастополь стал настоящим источником вдохновения – благодаря юным зрителям, которых московские актеры в один голос назвали чудесными и потрясающими.
Поэтому мечтают приехать к нам на гастроли еще не один раз.
В ближайших планах Московского театра теней – спектакль «Шерлок» по произведениям о Шерлоке Холмсе.
По итогам всероссийского открытого конкурса экспликации выбраны три истории, две из которых – «Вампир из Сассекса» и «Собака Баскервилей» обретут сценическое воплощение уже в декабре. Причем «Собака Баскервилей» будет поставлена как детектив… глазами собаки.
Звучит интригующе, не правда ли?

Ольга СИГАЧЕВА.


DSC06178


DSC06197

"Бахчисарайский фонтан" из Улан-Удэ (путевые заметки)

DSC05716


«Бахчисарайский фонтан» из Улан-Удэ
(путевые заметки)

Бахчисарай… В стихах воспеты
Дворец его и минареты,
И слёз фонтан, и роз ковры…
Над шедеврами русской классики не властны ни годы, ни расстояния, ни жанры искусства... В эти майские дни в Чите в Забайкальском краевом драматическом театре в ходе гастролей артисты Бурятского Государственного академического театра оперы и балета представили хореографический спектакль «Бахчисарайский фонтан» по мотивам одноименной поэмы А.С. Пушкина.
Действие захватывает с первых мгновений пролога: под сводами Бахчисарайского дворца, у мраморного фонтана слёз безутешный хан Гирей (артист Баир Цыдыпылов) скорбит о своей неразделенной любви.
Взлет красочного занавеса – и зритель переносится в польский замок князя Адама (артист Олег Монтоев). Его дочь красавица Мария (артистка Елена Хишиктуева) с женихом Вацлавом (артист Артемий Плюснин) и гости – щеголеватые паны и кокетливые паненки в роскошных нарядах вдохновенно танцуют полонез, мазурку, краковяк, не подозревая о жестоком и беспощадном татарском набеге. Минута – и в разгар бала пламенем вспыхивает замок, гибнут в неравной борьбе его защитники, в том числе Вацлав, сраженный клинком хана Гирея на глазах у Марии…
Новый взлет занавеса – и мы в ханском дворце, во власти экзотики Востока – многоцветных ярких декораций и костюмов, чарующей музыки и восхитительных танцев изящных красавиц. В этом многочисленном живом цветнике особо выделяется Зарема (заслуженная артистка Бурятии Баярма Цыбикова). Как точно танец может передать шквал эмоций и переживаний! Всепоглощающую любовь к хану Гирею как смысл жизни своей героини актриса виртуозно подчеркивает каждым движением, каждым жестом. Но, словно на непреодолимую преграду, наталкивается на равнодушие Гирея. Как трогательно беззащитна Зарема перед всевластным ханом! И как преображается она в кульминационном диалоге с Марией, проникнув глубокой ночью в роскошную опочивальню кроткой пленницы – вихрем, сметающим на своем пути все преграды к потерянному счастью. Тщетно Мария пытается робко убедить ее, что никогда не полюбит убийцу своих родных и близких – ослепленная ревностью Зарема неистова в страсти и жажде мести, особенно когда замечает у ног Марии забытую Гиреем тюбетейку. «Владеть кинжалом я умею…». Мгновения не хватило вбежавшему Гирею, чтобы уберечь Марию от беспощадного разящего удара… В ярости он приказывает казнить Зарему. На краю пропасти, куда стража подводит ее, Зарема обращает к Гирею последний прощальный взгляд и жест. Живая душа ее взывает к любви…
Но у фонтана слёз в лунном сиянии перед мысленным взором Гирея вновь и вновь возникает прекрасный образ Марии – под романс Александра Гурилева на пушкинские стихи «Фонтану Бахчисарайского дворца» в исполнении заслуженной артистки Бурятии Туяны Дамдинжаповой. Хрустальное сопрано словно стремится в горние выси – под шквал оваций, долго не отпускавших артистов со сцены.
Обращение к бессмертному пушкинскому творению не случайно. Первый балетный спектакль в трактовке Б. Асафьева состоялся еще… в 1943-м – четвертом году со дня основания театра. В 1979 году после успешных гастролей в Москве и Ленинграде театру было присвоено звание академического, что стало мощным стимулом дальнейшего роста и совершенствования творческого коллектива.
А «Бахчисарайский фонтан» XXI века – проект интернациональный. Его создали балетмейстер-постановщик Морихиро Ивато (Япония), художник-постановщик Николай Шаронов (Москва), художник по свету Константин Никитин (Большой театр России), репетиторы во главе с Еленой Шерстневой (Мариинский театр Санкт-Петербурга).
В родных стенах премьера состоялась в марте. Спектакль был включен в гастрольную программу. После Монголии, Кореи и Иркутска его увидели зрители Читы.
Хочется, чтобы артисты показали свое мастерство и в Крыму – на родине «Бахчисарайского фонтана».

Ольга СИГАЧЕВА.


DSC05624


DSC05664


DSC05636


DSC05637


DSC05640


DSC05646


DSC05661


DSC05671


DSC05675


DSC05689


DSC05697


DSC05704


DSC05707


DSC05710


DSC05736


DSC05747

Севастопольский ТБМ - Театр Большой Мечты и Большого Мужества

Чичиков


ТБМ – Театр Большой Мечты и Большого Мужества

Вечером 4 июня Севастопольский театр для детей и молодежи (ТБМ) в кругу друзей и коллег из других творческих коллективов города торжественно отметил свой юбилей – 25 лет со дня рождения.
Вы уверены, что театр начинается с вешалки? А вот про Севастопольский театр для детей и молодежи говорят, что он начался с улыбки. «Улыбнись, малыш!» – так называлась самая первая его постановка, премьера которой состоялась четверть века назад. Никогда не унывать, не зарывать в землю Богом данные таланты устами героев пьесы-сказки Б. Юнгера призывали со сцены юные артисты в ту пору еще никому не известной молодежной театральной студии «На Большой Морской» (ТБМ).
И кто тогда мог предугадать, что это станет своеобразной заповедью нового в городе театра молодых и для молодых. На его афише менялись названия: сказок – веселых и грустных, драм и комедий, появлялись в репертуаре рок-оперы, пластические фантазии, притчи. Театр осваивал новые жанры и сценическую эстетику, завоевывал разных по возрасту и интересам зрителей, сохраняя при этом прежний, студийный, азарт, веру в себя, в свои возможности. И свою улыбку! Ведь какие бы катаклизмы ни сотрясали жизнь вокруг, какие проблемы ни одолевали изнутри, неизменным оставалось его кредо: искусство должно помогать жить! Дарить людям добрые, яркие, сильные впечатления, ради которых они и приходят в театр. И приводят в театр детей.
И еще этот театр начинался… с мечты! С мечты о Театре. Таком, какого в городе не было никогда. Ею загорелись несколько молодых севастопольцев – актеров-любителей. Но прежде родилась она у Виктора Оршанского, артиста драмтеатра им. А.В. Луначарского. Не обиженный ни вниманием публики, ни ролями, он совершает поступок, непонятный многим коллегам: покидает родную сцену, чтобы создать хозрасчетный театр-студию. Эту затею называли сомнительной, авантюрной. Предсказывали ей близкий конец, называя даже срок, когда театр-студия распадется. Но жизнь опровергла прогнозы пессимистов. Новому театральному коллективу во главе с Оршанским, обладавшим даром режиссера-педагога, было не занимать энтузиазма. Большинство студийцев оказались по-настоящему талантливыми и способными учиться. Труппа стремительно прибавляла в творческом росте. Театр узнали и полюбили. Его спектакли безоговорочно приняла, прежде всего, юная зрительская аудитория. Таким образом, ТБМ заполнил пустующую прежде в культурном пространстве города нишу, и четыре года спустя, в 1992 году решением Севастопольского горсовета получил статус муниципального театра для детей и молодежи.
90-е годы – пора становления и яркие строки в летописи театра. Почти каждая его премьера – событие, он участвует в театральных фестивалях, показывает свои работы зрителям ближнего и дальнего зарубежья, становится членом АССИТЕЖ. Но в 2000 году основная часть труппы во главе с Виктором Оршанским покидает Украину, чтобы в российском городе Старый Оскол основать очаг культуры по образу и подобию севастопольского – Старооскольский театр для детей и молодежи.
С этого года и поныне творческий коллектив возглавляет Людмила Оршанская, актриса, режиссер, недавний директор-распорядитель и преподаватель детской театральной студии при ТБМ. Именно она в это сложное время, когда решалось, быть или не быть молодежному театру в Севастополе, сумела не только сохранить его, но и сделала все возможное, чтобы он обрел второе дыхание.
Не будем, однако, пересказывать всю биографию театра, перелистаем лишь несколько наиболее ярких страниц, на которых прошлое переплелось с настоящим.
В первый сезон театр-студия «На Большой Морской» показал севастопольцам пять премьерных постановок. Одной из них был «Жаворонок» Ж. Ануя, в котором главную роль – Жанны д’Арк играла 15-летняя школьница Ольга Лукашевич (ныне актриса драмтеатра им. А.В. Луначарского). Подобный рекорд по числу выпущенных спектаклей был повторен в 13 и 14 театральных сезонах, когда опять, уже во второй раз решалась судьба театра. Спектакли, поставленные в этот период, такие, как «Буратино возвращается», «Бука», «Абрикосовая сказка» и «Любопытный слоник» до сих пор сохраняются в репертуаре.
А безусловным лидером среди сказок-долгожителей является «Волшебная хлопушка», зимой 1989 года «выстрелившая» сразу на трех предоставленных ему сценических площадках. В декабре 2013-го эту новогоднюю сказку смотрели уже дети и внуки ее первых зрителей. А первыми исполнителями Бабы Холодины в «Волшебной хлопушке» были Жанна Терлецкая, ныне заслуженная артистка Автономной Республики Крым и Евгений Васильевич Батурин, один из пяти в ту пору профессиональных артистов труппы. Второй в списке спектаклей-долгожителей – «Приятного аппетита, Тигр!» по произведениям Дональда Биссета. Эта сказка, родившаяся весной 1989-го, примечательна еще и тем, что была первой из выпущенных «под крышей дома моего»: незадолго до этого ТБМ было передано пустующее здание кинотеатра «Мир».
С тех пор адрес театра – проспект Гагарина, 16 – не менялся. Мечта оправдать название – действительно стать театром на Большой Морской – не осуществилась. Реконструкция бывшей котельной на Большой Морской, 33 затянулась почти на десятилетие, а когда, казалось бы, оставалось «еще немного, еще чуть-чуть», финансирование (в 2003 году) было прекращено. Затраченные городом средства оказались выброшенными на ветер, а вернее, «закопанными» в землю того самого подвала, который чудесным образом преображался: была сооружена многофункциональная сцена, выстроено фойе, а на стенах зрительного зала даже установлены светильники…
Премьерой, состоявшейся в стенах бывшего кинотеатра «Мир», была «Ромео и Джульетта» – самая резонансная среди первых постановок Виктора Оршанского, спектакля, несшая на себе отчетливый отпечаток его незаурядного, мятежного дарования. Зал в день премьеры буквально раскололся надвое, и трудно сказать, кого было больше: всецело поддавшихся мощной эмоциональной ауре режиссера-постановщика или категорически не принявших эту работу вне привычных канонов – шумную, дерзкую, к тому же грешившую кое-где непрофессионализмом актерского исполнения (однако же именно она, как никакая другая прежде, обнаружила большой творческий потенциал молодой труппы). Побывавшая вскоре на этом шекспировском представлении ТБМ известный театральный критик из Киева Валентина Заболотная написала в книге отзывов: «Ваш спектакль – явление в театральной жизни Украины».
В том же зале и на той же сцене в ноябре 2012 года увидела свет рампы последняя на сегодняшний день премьера театра – «Васса Железнова», поставленная художественным руководителем Старооскольского театра для детей и молодежи Семеном Лосевым. Спектакль, в котором в главной роли после долгого перерыва в артистической карьере (Кормилицы в той давней постановке по Шекспиру) выступила Людмила Оршанская, только что приглашен участвовать в Российском театральном фестивале им. М. Горького, который осенью 2013 года будет проходить на родине писателя в Нижнем Новгороде в шестой раз. За образ, созданный в горьковском спектакле, Оршанская уже успела стать лауреатом премии им. Г. Апитина Крымского отделения Союза театральных деятелей Украины.
Честь стать первым фестивальным призером (приз зрительских симпатий) выпала на долю Валерия Пашковского – Братца Лиса из джаз-стэп сказки «Братец Кролик», показанной на первом в Севастополе международном фестивале «Херсонесские игры-1992». Подобную награду (приз «Зрительский восторг») вручили в 2003-м балетмейстеру театра Ирине Плескачевой на всеукраинском молодежном фестивале в Харькове – как автору пластической фантазии «Маугли».
Сегодня в театре несколько лауреатов международных и всеукраинских фестивалей. Это победители номинаций «Лучшая роль» Олег Флеер (Чичиков в одноименной сценической версии «Мертвых душ»), Жанна Терлецкая (Сюзетта во «Французском ужине»), Екатерина Муханова (Маленькая Нищенка в «Девочке со спичками») и Ирина Пантелеева (Багира в «Маугли»). А Матвей Черненко лауреатом становился дважды – на фестивалях детских и юношеских театров Украины в Макеевке (за исполнение ролей в сказках). Лучшая его работа во взрослом репертуаре – Закладчик в спектакле «Кроткая» – также была отмечена номинацией «Лучшая роль молодого актера» на ежегодном смотре-конкурсе крымских театров. Победителем в той же номинации в нынешнем сезоне объявлен Валерий Александрин – Дональд в премьерном спектакле «Эти свободные бабочки» по пьесе Л. Герша.
А свой первый Гран-при театр завоевал в 1997 году. Жюри московского фестиваля «Искусство – любовь моя», проходившего в театре им. Наталии Сац, было очаровано «Дюймовочкой» – музыкальным спектаклем детской театральной студии (режиссер-постановщик Ирина Пантелеева). Вторая в истории театра высшая фестивальная награда была присуждена через тринадцать лет – за сатирическую комедию «Чичиков» на «Славянских театральных встречах» – международном фестивале в Брянске (автор сценической версии и режиссер-постановщик Л. Оршанская, заслуженный деятель искусств Украины). Этот спектакль был удостоен и премии Автономной Республики Крым за 2010 год. Сегодня его называют визитной карточкой театра, так же, как с десяток лет назад называли спектакль «Маугли».
В настоящее время на сцену театра выходят пятеро актеров – выпускников детской театральной студии разных лет: Александр Безродный, Елизавета Бессокирная, Эротта Каменецкая, Екатерина Муханова и Любава Михайловская. Детская студия при театре родилась в тот же год, что и сам ТБМ. Театр, еще сам не ставший на ноги, готовил к профессии тех, кто пополнит его ряды завтра. Занятия со школьниками, а иногда и с детсадовцами, велись по полной программе: мастерство актера, вокал, пантомима... В течение десяти лет (а студия при театре просуществовала 15 лет) ею руководила Надежда Борисовна Гонтаренко – талантливый педагог и музыкант. Именно питомцы студии заменили покинувших Севастополь артистов в начале нового тысячелетия, именно на них опиралась ставшая во главе творческого коллектива Людмила Оршанская, возрождая театр.
Артистов Севастопольского театра для детей и молодежи нередко в последние годы можно встретить на кино и телеэкранах. Первым фильмом, в создании которого участвовал практически весь коллектив ТБМ, был «Армавир» именитого кинорежиссера Вадима Абдрашитова (съемки летом 1992 года велись в Крыму и на Кавказе). В интервью, появившемся в газете «Советская культура», он так отозвался о молодежной труппе нового севастопольского театра: «Потрясающие ребята! Они все могут! Как они движутся, как они пластичны, точны, все улавливают и все могут сделать. И с ними все можно сделать, они настоящие профессионалы». ТБМ родил и собственного кинорежиссера – Игоря Волошина, который, придя в театр семнадцати лет от роду, сыграл множество ролей на его подмостках. Ныне он хорошо известен в мире российского кино, являясь призером престижных кинофестивалей. В апреле 2013 года его художественный фильм «Бедуин» посмотрели миллионы зрителей канала ОРТ в программе «Закрытый показ». Главную роль в нем сыграла бывшая актриса нашего театра Ольга Симонова.
Первый спектакль по русской классике, представлявший собой инсценировку рассказа Ивана Бунина «В Париже», назывался «Спаси и сохрани». Эта работа в 1995 году была показана на международном театральном фестивале в Иордании. Сегодня на афише театра Гоголь и Горький, Чехов, Достоевский и А.Островский. Появление на сцене спектаклей «Чичиков», «Васса Железнова», «Дама с собачкой» и «Красавец мужчина» стало возможным благодаря региональной программе развития русского языка и русской культуры.
Вселившись в конце 1988-го в помещение бывшего кинотеатра «Мир», студийцы приспособили его для показа спектаклей собственными силами. Примерно в том же состоянии театр и находится с тех самых пор. Что это за состояние – много рассказывать не надо. В течение всех этих лет зрители не перестают поражаться одному обстоятельству: противоречию между качеством сценической «продукции» и, скажем так, скромностью окружающей обстановки. А каково приходится тем, кто находится здесь чуть ли не круглые сутки? Гримуборные – клетушки без душа и туалета (он общий для зрителей и актеров). Негде хранить костюмы и декорации, негде разместиться театральным цехам (а ведь театр – не только сцена и зал, это и «завод» по производству спектаклей). И это далеко не все, с чем трудно смириться… Доведенный до отчаяния, коллектив ТБМ буквально выкрикнул о том, что накопилось, на общественных слушаниях «Нужен ли театр для детей городу Севастополю?», состоявшихся в ноябре 2011года. И, как показало время, сделал это не напрасно…
В театре, наконец, сделан ремонт. Преобразился зрительный зал, в нем появились настоящие театральные кресла. Деньги на ремонт – бюджетные, кресла – подарок севастопольского мецената плюс небольшие пожертвования, сделанные театральной публикой. Конечно же, обновленный зал и новая мебель – еще не решение всех проблем, но коллектив рад и этому. Правда, к радости примешивается опасение: а что если от властей последует, скажем, предложение переселиться в УКИЦ (где места не занимать!). Тогда как в самом ТБМ убеждены: здание на проспекте Гагарина, 16 может стать современным, отвечающим всем требованиям, театром, если его постепенно реконструировать. Уже и проект готов. И даже не один…
Ну а пока… Театр, верой и правдой служивший родному городу и его юным гражданам четверть века, продолжает оставаться Театром Большого Мужества. И Большой Мечты, разумеется, тоже. Только хотелось бы, чтобы она сбылась до золотого юбилея замечательного и очень нужного городу творческого коллектива.

Ольга СИГАЧЕВА.


Васса Железнова


спектакль Васса Железнова


спектакль Чичиков Ноздрев


Чичиков Коробочка


Малыш и Карлсон 2 Фото Дмитрия Макарова 068


стойкий оловянный солдатик


Эти свободные бабочки


журавлиные перья

"Комплимент"... и Театр! Концерт севастопольского драмтеатра им. Луначарского и Театра танца

ярмарки краски 2

Мысли вслух

«Комплимент»… и Театр!

В антураже строительных лесов рабочие в комбинезонах и ярко-оранжевых касках старательно и энергично забивают гвозди на авансцене. Стук молотков переходит в бравурную дробь марша барабанщиков.
Этим прологом, не без юмора отразившим реалии недавнего капитального ремонта севастопольского русского академического драмтеатра им. А.В. Луначарского, начался концерт «Комплимент от двух друзей» – совместный проект хозяев сцены и гостей –Театра танца.
Обширная программа с двумя отделениями и номерами на все вкусы. От «луначарцев» – давно полюбившиеся севастопольцам классические оперные арии и дивные романсы, которые подарили заслуженный артист Украины Сергей Санаев, заслуженный артист АРК Николай Филиппов, Илья Спинов, Наталья Романычева, Алла Салиева.
Искренний восторг вызвали мини-спектакли «Сербская свадьба», «Я не красавчик"


Сербская свадьба


В Сюткин Я не красавец1



И особенно тепло приняли зрители номер а капелла «Тополя» в исполнении заслуженной артистки Украины Нателлы Абелевой, Ольги Лукашевич, Галины Пятигорец, Лоры Урсул, Елены Василевич, Марии Кондратенко, Валентины Огданской, Светланы Глинки, Екатерины Семеновой.


а капелла тополя


Даже, казалось бы, незатейливая песенка «Я встретил девушку» тоже предстала изумительным мини-спектаклем. Восхитительная красавица – ожившая сказка Востока (Галина Пятигорец) в завораживающем танце отразила всю полноту чувств наивной любви-мечты, любви-надежды песенного героя (заслуженный артист Украины Виталий Таганов). Драматические артисты сумели, как им и свойственно, изящно балансировать на тончайшей грани лиричности, мягкого юмора.


В Таганов и Г Пятигорец


Добрую половину концертной программы и львиную долю по времени заняли номера Театра танца, продемонстрировавшего практически весь свой репертуар: «Аргентинское танго», американские «Блюз Бразерс» и «Чикаго», цыганские «Ой, на-на-на» и «Цыгане», а еще «Украину», «Израиль", Испанию"...


Театр танца 1


Театр танца композиция Украина


Но… Финал одного из танцевальных номеров вдруг почему-то вызвал в памяти шуточный эпизод из книги незабвенной Фаины Раневской – кладезя афоризмов на все случаи жизни.
– Фаина Георгиевна, чем вам не понравился финал последней пьесы?
– Он находился слишком далеко от начала, – со свойственным ей саркастическим юмором ответствовала актриса.
Да, при всем праздничном антураже и бурных овациях зрительного зала все же возникало ощущение (как выяснилось из разговоров в антракте, не только у меня), что Театра танца оказалось много, а хотелось бы больше видеть драматических актеров – хозяев сцены.
Ведь на афише-то заявлено, что это концерт двух театров. И если драмтеатр, как было сказано выше, оставался в своих номерах именно театром, то номерами гостей сцены (за исключением, пожалуй, лирической композиции «Хризантемы») были только танцы, танцы, танцы… которые кто-то из зрителей в антракте иронично назвал кафешантаном.
Иные совместные номера тоже воспринимались не единой композицией, к чему, чувствовалось, добросовестно стремились актеры-«луначарцы», а оставались эклектичными составляющими – не более. Ну, не перекричать же, например, исполнителю романса живым голосом – фонограмму…
Еще раз подчеркиваю: это личное мнение, никоим образом не претендующее на истину в последней инстанции. Тем более что стараниями Вадима Елизарова – рыцаря Терпсихоры предыдущие успешные работы его творческого коллектива («Кармен», «Пигмалион», «Notre-dame de Paris», «Бродвей» и другие) представали не эклектичным соединением танца и музыки, а полноценным театральным действом – хореографической драматургией.
На нынешнем концерте, думается, скорее всего, не в пользу коллектива сработал эффект иного сценического пространства. Собственная сцена, от которой зрительские места не отделены рампой, обжита, как родной дом. А сцена драмтеатра диктует совершенно иные каноны, она безжалостна и беспощадна.
Но – престижна и желанна.
Став генеральным директором, иными словами, административным повелителем сцены драмтеатра, Вадим Елизаров, как известно, остался и художественным руководителем Театра танца. Не место красит человека, в том числе и актера, и творческий коллектив, но успеху, бесспорно, способствует. И Театр танца нуждается в достойной сцене, спору нет.
Поэтому понятно и объяснимо стремление Вадима Елизарова вывести свое выпестованное детище на главную городскую сцену – к закономерному росту наработанного имиджа, и, как следствие, к более весомым кассовым сборам – залогу полноценной жизни и благополучия творческого коллектива.
Ничего зазорного в этом абсолютно нет! Люди, отмеченные Божьей искрой, для которых творческая деятельность – образ жизни, не могут, да, собственно, и не должны ждать, когда, наконец, в нашей богоспасаемой державе в целом и в регионах в частности наступит неоднократно декларируемое экономическое благополучие. Увы, уж который год подряд в анекдотическую перспективу «прилетят марсиане и пополнят бюджет» верится больше, чем в обещания властей предержащих, дистанцировавшихся от народа, кажется, гораздо дальше марсиан…
Вадим Альбертович, помнится, неоднократно рассказывал на пресс-конференциях, что во многом благодаря меценатам, которых он активно искал и сумел заинтересовать перспективами талантливого коллектива, удалось приобрести дорогостоящее сценическое оборудование, кондиционеры, акустическую аппаратуру, специальный танцевальный пол и многое другое. Меценатская поддержка в свое время помогла вывести Театр танца и на мировую танцевальную орбиту.
Предубежденные Интернет-«доброжелатели» В. Елизарова в тревоге: не рейдерский ли захват грядет в «Луначарском»? Где гарантия, что пробный шар не перерастет в тенденцию, а затем в экспансию сценического пространства? И, с учетом потенциальных аншлагов, вытеснением драмтеатра… за ненадобностью…
Предвижу закономерный вопрос: куда же, в таком случае, смотрит худрук драмтеатра Владимир Магар? Если рассуждать теоретически, в штатное расписание, вестимо. Субординацию-то никто не отменял. А согласно оной, безусловный лидер в коллективе, в том числе творческом, – гендиректор, приказы которого, пусть даже в форме пожеланий, подлежат исполнению в первую очередь.
Впрочем, Владимир Магар, как выяснилось, был не только не против, а, более того, сама идея общего «Комплимент»-концерта принадлежала именно ему. И количество номеров в программе было пятьдесят на пятьдесят. Если бы такой паритет был еще и по времени на каждый номер…
В финале статьи (сплошного каскада дифирамбов), опубликованной в одной из городских газет, говорится: отныне и впредь даешь курс на совместные мюзиклы и оперетты!
На мой же взгляд, весьма нежелательно, чтобы будущие совместные творческие работы Елизарова и Магара ограничились лишь мюзиклами и опереттами. Потому что не хотелось бы потерять академический драматический театр.
Будучи реалистом с оптимистическим уклоном, я все же хочу верить, что драмтеатру с его традициями и золотым фондом – творческим потенциалом актеров – жить!
Но вернемся к «Комплименту от двух друзей». В финальной сцене «Ярмарки краски» два друга поднялись на сцену. Их оранжевые строительные каски заставили вспомнить идиому «прорабы духа». Так называли людей-преобразователей.
Напомнили каски и о том, что капремонт театра – это только фундамент, стройплощадка для будущей творческой деятельности.


финал


ярмарки краски 1


Кстати, немало синонимов слова «строить» имеет самое непосредственное отношение к искусству: творить, созидать, воздвигать. Вспомним: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный».
Хочется верить и надеяться, что оба «прораба» будут строить творческий процесс на благо театральных коллективов. А значит, и благодарных зрителей.
Ведь культура – это и есть красота, которая спасет мир!

Ольга СИГАЧЕВА.

Артист севастопольского Театра танца Александр Елизаров: чтоб Именем стала фамилия







…ЧТОБ ИМЕНЕМ СТАЛА ФАМИЛИЯ

Сияющий золотым блеском, с изящными, словно у античной амфоры, ручками кубок с надписью «Чемпионат Украины-2012, 1 место, профессионалы, секвей, латина» – этот престижный трофей солисты севастопольского Театра танца заслуженные артисты Украины Александр Елизаров и Наталья Иванова привезли с национального чемпионата Украины, состоявшегося в киевском Дворце спорта в конце марта.
Латиноамериканский секвей – одна из сложных и престижных номинаций танцоров-профессионалов. Ибо здесь наряду с высочайшим спортивно-техническим мастерством надо столь же впечатляюще продемонстрировать и артистизм, а, главное, идею номера: сделать считанные минуты танцевального действа эффектным и насыщенным содержанием мини-спектаклем.
Латиноамериканский секвей – приоритет севастопольского Театра танца, но артисты все равно волновались. Ведь за Кубок страны боролись сильнейшие пары, в том числе киевляне – чемпионы Украины в латиноамериканских танцах Александр Скарлато и Юлия Лисохина
–В 2011 году на чемпионате Европы, – рассказывает Александр, – они были бронзовыми призерами, а мы девятыми. На чемпионате мира в том же году разделили с ними восьмое место.
И вот – впечатляющая победа, заслуженная заявка на новые чемпионаты Европы и мира. Кстати, какая эта победа по счету?
Александр улыбается: разве вспомнишь, если за плечами 21 год танцев…
21 год творчества у актера, которому чуть за тридцать?
Впрочем, отсчет творческого вдохновения начался еще раньше, когда родители вечерами брали малыша в культурный комплекс «Корабел» на вечерние репетиции созданного ими спортивно-танцевального клуба «Виктория».
–Еще не танцевал, но все репетиции впитывал глазами и ушами…
Трехлетнего Сашу заворожила магия танца. А с девяти лет он уже выступал в детской группе «Виктории», в десять выиграл чемпионат Севастополя в своей возрастной категории, затем стал участвовать в соревнованиях за пределами города.
Как-то само собой сформировался дуэт с изумительной Натальей Ивановой, тоже успешной финалисткой международных соревнований. Присмотревшись к Александру Елизарову, руководители Наташи прозорливо увидели будущую звездную пару – обаятельную, талантливую и целеустремленную. В 2000 году Наташа переехала из Одессы в Севастополь, став актрисой Театра танца. А спустя шесть лет творческий союз стал семейным.
Первых побед на престижных конкурсах пара Елизаров – Иванова добились в 19 лет. В категории «Любители» стали трехкратными чемпионами Украины по десяти танцам и обладателями Кубка мира по версии IDU (Международного танцевального союза). Затем последовали триумфы и в профессиональных категориях.
В 21 год Александр получил звание заслуженного артиста Украины: «Надо же, еще при президенте Кучме – вот время идет…».
Но звездная пара не почивает на лаврах. Каждая награда становится стимулом к дальнейшей работе. Иначе нельзя – в танцевальном искусстве, как в балете время идет плотнее, чем в шекспировской драме, как справедливо заметил кто-то из великих. Поэтому Александр совершенно справедливо полагает, что регалии в танцевальном виде искусства надо завоевывать, будучи молодыми, потому что если получить звание к сорока годам – реализовать его уже некогда…
Четыре года назад Александр сменил отца у руля «Виктории». Он и Наталья стали там балетмейстерами-постановщиками. И «Виктория» уже дважды выиграла чемпионат Украины и один раз заняла второе призовое место. Надо отметить, что среди команд страны «Виктория» представлена фактически юниорским составом – в возрасте до 16 лет. А состязается с взрослыми командами, неизменно лидируя в коронном номере командных выступлений формейшн – синхронном танце восьми пар.
Кстати, Александр с Натальей в формейшн тоже уже 15-кратные чемпионы Украины.
Талантливым танцорам «Виктории» – зеленая улица в Театр танца, к более глубокому сценическому постижению мира танца как сценического искусства.
А Александр Елизаров и Наталья Иванова в театре давно уже ведущие солисты наряду с другими талантливыми парами: Федором Пилипенко – Яной Тихенко, Денисом Соловьевым – Евгенией Гордиенко, Владимиром Косенко – Ириной Гладких и другими.
На днях мне посчастливилось увидеть «Бродвей» с участием этих звездных пар и всей труппы театра. Незабываемое феерическое заокеанское путешествие на знаменитую улицу Манхэттена в ярких разноцветных огнях многочисленных театров и мюзик-холлов. С мюзиклами, покорившими Европу. С мировыми знаменитостями и поистине интригующими поворотами их жизненных и творческих судеб-легенд.
Композиции, казалось бы, известных мюзиклов предстали в изумительном хореографическом воплощении, где каждый новый эпизод становился мини-спектаклем и одновременно логическим продолжением предыдущей композиции. Словно на машине времени, действо переносило зрителя и в другие страны: на московский «Бродвей» 50-х – улицу Горького к американизированным стилягам, а также в Индию, на побережье Бразилии…
Полтора часа буквально пролетели! Чувствовалось, что зрители, даже хорошо знакомые с этим спектаклем, открывали что-то новое в работе любимых актеров. Так и есть: многое меняется с каждой постановкой, и за всеми новациями – неустанный труд актеров. Но когда они видят озаренный улыбками зал, чувствуют искреннее восхищение зрителей, и аплодисменты долго не отпускают их со сцены – лица озаряются отнюдь не застывшими дежурными голливудскими улыбками. Оценка зрителя – самый мощный стимул для творчества.
Каждый из эпизодов «Бродвея» вполне можно развернуть в отдельную постановку. Особенно – «Копакабану», где артисты в нарядных затейливых многоцветных костюмах воспроизвели атмосферу экзотического многокилометрового пляжа в Рио-де-Жанейро – места отдыха, развлечений, незабываемых встреч и всемирно известных фестивалей, привлекающих миллионы людей со всего мира.
Да, пояснил Александр, именно «Копакабана» станет не менее фееричным, чем «Бродвей», танцевальным спектаклем, рассказывающем о событиях, происходивших на экзотическом заморском фестивале. А латиноамериканскую музыку дополнят африканские ритмы.
Эту задумку поможет воплотить на сцене хореограф из Санкт-Петербурга Андрей Бущик, судья международной категории, неоднократный чемпион России и мира среди танцоров-профессионалов на рубеже веков. Творческое содружество с именитым танцором состоялось еще в 2010 году. С тех пор Андрей Бущик с радостью откликается на предложения поработать с труппой севастопольского Театра танца.
В качестве хореографа в Театре танца работал и Дмитрий Тимохин из России – тоже экс-чемпион мира. Из Англии приезжала столь же титулованная леди Кэрол Макрейлд.
Ведь севастопольский Театр танца – пионер в области продвижения бальных танцев в сценическое искусство. А значит, единственная площадка, на которой балетмейстеры-постановщики могут создавать спектакли, развивая бальный танец как самостоятельное театральное действо.
Киевскую академию танца – филиал Харьковского Международного Славянского университета Александр окончил без отрыва от работы в театре, что позволяет специфика хореографических вузов. И сразу же продолжил учебу в аспирантуре. С одобрения научного руководителя – профессора, доктора искусствоведческих наук Юрия Станишевского стал готовить кандидатскую диссертацию «Театр танца – новая форма сценической хореографии» на примере создания и становления севастопольского Театра танца. К сожалению, в прошлом году Юрия Александровича Станишевского не стало…
Научную работу Александр продолжает на базе Крымского университета культуры, искусства и туризма, с которым у севастопольского Театра танца наметилось тесное творческое сотрудничество. В сентябре в Севастополе откроется кафедра бальной хореографии, которую возглавит народный артист Украины Вадим Альбертович Елизаров, а Александр Елизаров будет доцентом кафедры.
Если все сложится, Александр станет первым в стране кандидатом наук в области бальной хореографии. А значит, впишет свое имя и в науку.
Подумалось, что у слова имя несколько значений. Одно из них – личное название, данное человеку при рождении. Другое – известность, репутация.
«Но как тяжело перейти Рубикон, чтоб Именем стала фамилия», – писал поэт-фронтовик Николай Доризо.
Тяжело, но замечательно, когда Рубикон давно перейден, а впереди открыт путь к новым творческим горизонтам.

Ольга СИГАЧЕВА.
Фото из архива театра.

Пять вечеров в "Луначарском". Улыбается Графская пристань...






Пять вечеров на сцене «Луначарского»

УЛЫБАЕТСЯ ГРАФСКАЯ ПРИСТАНЬ…

На спектакле драмтеатра имени Б.А. Лавренева Черноморского флота Российской Федерации «Я жду тебя на Графской» во время эпизода с адмиралом Колчаком и Анной Тимиревой после фразы Анны о Графской пристани как символе несбыточного счастья я вдруг вспомнила стихи:

Потеряв свое право на выстрел,
Разорен севастопольский флот.
Одинокая Графская пристань
Чайкой раненой в море плывет.
Волны ластятся к доскам причала,
Но понять им, наивным, увы,
Что любимая пристань устала,
Тяжек крест адмиральской вдовы…
Под отчаянный хрип гармониста
И курантов надломленный бой
Улыбается Графская пристань,
Не желая смириться с судьбой.

Сценический эпизод гражданской войны и стихи о лихих 90-х… Поразила творческая перекличка автора «Севастопольских фантазий» Аксиньи Норманской и поэтессы Марии Карандиной, современниц, не знакомых друг с другом, но оказавшихся одинаково искренними в любви к Севастополю, в неприятии любого лихолетья, в мечте о счастье и в выборе Графской пристани как символа этой мечты.
Но вернемся к началу. Вслушаемся в слова севастопольца, неторопливо прохаживающегося по Графской среди молодых пар, кружащихся в вальсе: «Я не ношу часы в Севастополе, особенно когда выбираюсь на Графскую».
Действительно, незачем. «Вы просто придите на Графскую, и она все расскажет. Здесь можно услышать время».
А значит, словно по волшебству, перенестись аж в конец XVIII столетия. Увидеть на причале дочь погибшего за Крым офицера Катеньку Шилову (заслуженная актриса АР Крым Светлана Агафошина) с ее двоюродным дядей графом Хомским (заслуженный артист АР Крым Андрей Дзубан), возомнившим, что имеет на осиротевшую племянницу исключительные права – вопреки ее чувствам к отважному капитану Черноморского флота Воронцову (Александр Бобков).
Друзья жениха не сомневаются: «коль офицеры-черноморцы боевые чудеса на море творят», как не помочь боевому другу в нешуточной коллизии, а заодно и насолить зарвавшемуся вороватому графу, по которому давно плачет «терем с окнами решетчатыми».
«На днях императрица в Севастополь приезжает», – произносит один из офицеров. Имя высокой гостьи становится отправной точкой блестящей стратегии и тактики дальнейших действий. Офицер, замаскировавшийся под гадалку, умело играет на честолюбии графа («станешь царем севастопольским»), и тот строчит под диктовку любовную записку Катеньке с просьбой о свидании на Графской пристани – по сути, компромат на себя (особенно в предупреждении, что доски на причале местами гнилые; ясно, что хорошие «позаимствовал» для собственного «терема»). Записка непостижимым путем попадает в папку рескриптов для высочайшего визита.
И вот в сопровождении светлейшего князя Г.А. Потемкина (народный артист России Виктор Васильев-Юмин) на причал величественно ступает Екатерина II (народная артистка России Валентина Попова). Под неумолкающий хохот зрительного зала она оглашает фривольное послание, а после выяснения казуса расставляет точки над «i»: благословляет молодую пару и отдает должное графу Хомскому: «Чтоб ноги вашей завтра же в Севастополе не было! Да, кстати, а вы уже больше не граф».
В выдуманную сценку верится! Ибо был и союз императрицы с князем Потемкиным, подаривший России Севастополь, и высочайший визит в город майским днем 1787 года. Навеки впечатаны в скрижали истории слова великой императрицы: «Да, город воистину достойный поклонения», «Черноморский флот – щит России, а мечом станет для врагов, кто посягать будет». А из судеб отважных моряков и их любящих жен складывалась общая судьба Севастополя и флота.
Судьба, вместившая и трагические страницы первой трети XX века, с историей несбывшейся встречи на Графской пристани последнего командующего императорского Черноморского флота адмирала Александра Колчака (заслуженный артист АР Крым Геннадий Ченцов) и его возлюбленной Анны Тимиревой (заслуженная артистка России Оксана Осипова).
В иркутской тюрьме, где история отсчитывала последние дни жизни адмирала, и куда Анна «самоарестовалась», чтобы быть ближе к любимому, они мысленно говорят друг другу: «У нас с Севастополем одна душа». Душу адмирала Колчака пронзает воспоминание, как по прибытии в Севастополь он еще издалека увидел с моря золотой крест Владимирского собора, а осенним днем 1916 года после гибели линкора «Императрица Мария» ставил там свечи в память о погибшем экипаже. Анна, вторя его мыслям, видит «Черное море на закате – миллиард зажженных свечей».
Память о Севастополе у Колчака, кстати, в генах – его отец 17-летним юнкером участвовал в героической обороне 1854-1855 годов, сражался на Малаховом кургане и был награжден солдатским «Георгием».
Неугасающее пламя исторической памяти отражается в огоньке лампады, горящей под иконой Богородицы (икона представляет основной элемент декорации – большего и не нужно!) в госпитале в дни севастопольской эпопеи. Полковой священник (народный артист России Александр Губарев) и другие защитники города, среди которых молодой офицер Антон Горенко (заслуженный артист России Борис Талах), говорят о сестре милосердия графине Марье Кирилловне (Виктория Шпаковская) как об ангеле-хранителе, которому они обязаны жизнями.
Мы видим великого хирурга Н.И. Пирогова (заслуженный артист АР Крым Вячеслав Крамарев), безуспешно уговаривающего Марью Кирилловну не рисковать жизнью и покинуть Севастополь. Но это невозможно, ибо она не может оставить раненых, а также человека, в которого беззаветно влюблена, – начальника штаба флота вице-адмирала В.А. Корнилова (Игорь Салимонов).
Будь ее воля, говорит она, «дошла бы по звездам до Бога и молила: посылай испытания, только не войну». От ее слов – комок в горле…
Сквозь слезы, набегающие на глаза, сестра милосердия с Графской пристани словно видит Малахов курган, объятый пламенем и дымом. Видит смертельно раненного флотоводца и слышит его слова: «Отстаивайте же Севастополь!».
Эти слова повторит спустя десятилетия Антон Андреевич Горенко. Глядя на часы с корабля «Три Святителя», он вспомнит и о «внучке Аннушке, которой исполнился годик».
Старинные корабельные часы остановились, а время продолжает отсчитывать годы. Но когда семнадцатилетняя Анна Горенко (Диана Кугаевская) берет часы в руки, они начинают идти. «Это дед с тобой говорит», – утверждает ее брат Андрей (заслуженный артист АР Крым Юрий Пимкин).
Эти часы как память о севастопольской юности – истоках вдохновения будущего великого поэта Анны Ахматовой (она не любила слово поэтесса) годы спустя принесет Анне Андреевне ее давний севастопольский поклонник Вася (Виталий Максименко; народный артист России Виктор Васильев-Юмин) – седовласый капитан первого ранга, герой севастопольской эпопеи огненных сороковых.
Сороковые, роковые… Июньским вечером 1941 года на Графской пристани молодые актеры флотского театра с восторгом делятся впечатлениями от премьеры спектакля «Изобретательная влюбленная» по пьесе Лопе де Вега (реальный факт биографии театра – кстати, постановка сейчас возобновлена). Воодушевленные успехом, они мечтают о дальнейшем творчестве, строят светлые планы на будущее, пишут пожелания на бумажных корабликах. Невооруженным глазом видно, что послание Михаила (заслуженный артист АР Крым Илья Домбровский) адресовано его любимой девушке Марине (Светлана Кравченко).
А время уже за полночь. В мирную тишину врывается гул вражеских самолетов вместе с известием о начавшейся войне. И молодые люди дают клятву: встретиться после победы здесь, на Графской…
В сорок пятом три подруги встретились. После разных фронтовых дорог: снайпера, связистки, артистки концертной фронтовой бригады, остававшейся в Севастополе до последних дней обороны (это тоже исторически достоверно: часть труппы театра ЧФ покинула город только в конце июня 1942 года). На этой встрече не оказалось Михаила. Говорят, что он погиб под Ленинградом.
Но он не погиб! И, оказывается, тоже каждый год приходил на Графскую. Однажды с внуком он вновь появился здесь с фотографией любимой на плакате. И Марина, прогуливавшаяся с внучкой, узнала на давнем снимке себя…
Радость встречи разделили все участники действа, вернувшиеся на Графскую из далекой истории. На этой пронзающей ноте окончился спектакль.
Шесть, казалось бы, незатейливых, личностных новелл свершили чудо сопереживания, постижения севастопольской души, причастности к великой истории Отечества. Благодаря потрясающей сценографии художника-постановщика заслуженного деятеля искусств Украины Галины Бубновой, режиссера-постановщика народного артиста России Александра Губарева. И замечательной игре актеров, в полной мере воплотивших творческие замыслы в сценическую явь.
Надо было видеть, как весь зал – от партера до балконов – в едином порыве встал и долго благодарил артистов аплодисментами.
Рядом с корзиной цветов (от городской госадминистрации) кто-то из зрителей положил на сцену коробку конфет. Жест показался очень символичным: словно приглашение на чашку чая желанных гостей…
Браво, флотский театр, выстоявший в нешуточном шторме смутных времен и уверенно следующий по фарватеру высокого искусства!

Ольга СИГАЧЕВА.
Фото из архива театра.